Arms
 
развернуть
 
346421, Ростовская обл., г. Новочеркасск, пр. Баклановский, д. 162
Тел.: (8635) 26-07-06, 26-07-09 (ф.)
novocherkassky.ros@sudrf.ru
схема проезда
показать на карте
346421, Ростовская обл., г. Новочеркасск, пр. Баклановский, д. 162Тел.: (8635) 26-07-06, 26-07-09 (ф.)novocherkassky.ros@sudrf.ru
Телефон горячей линии
для приема сообщений о фактах коррупции
(8635) 26-07-15
Понедельник
9:00 - 18:00
Вторник9:00 - 18:00
Среда9:00 - 18:00
Четверг9:00 - 18:00
Пятница9:00 - 16:45
Перерыв на обед: 13:00 - 13:45
СубботаВыходной
ВоскресеньеВыходной

 
 
 
 
 
 
 
 
 







ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обобщение судебной практики по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти

Обобщение судебной практики по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих за 2011 год

 

                В соответствии с планом работы Новочеркасского городского суда Ростовской области на II полугодие 2011 года проведено обобщение судебной практики по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих за 2011 год.

                Актуальность обобщения данной категории публично-правовых споров обусловлена определенной сложностью и спецификой рассмотрения таких дел, их большим количеством, имеющимися место отменами судебных решений вышестоящим судом, наличием практических вопросов о правильности применения норм материального и процессуального права при разрешении конкретных дел.

                По данным статистической отчетности указанная категория дел отражается отдельной строкой как «жалобы на неправомерные действия (бездействие) должностных лиц, государственных и муниципальных служащих». На момент составления обобщения по данной категории зарегистрировано 57 дел. В категории «прочие из публично-правовых отношений» зарегистрировано 13 дел. Вместе с тем, в категории «о признании незаконными нормативных правовых актов местного самоуправления» необоснованно зарегистрировано 14 дел, связанных в основном, с оспариванием различных ненормативных правовых актов органов местного самоуправления. Представляется, что данные дела должны быть зарегистрированы в категории «прочие из публично-правовых отношений». При определении категории необходимо учитывать отличие нормативного правового акта от иных правовых актов, которые могут оспариваться в порядке ст. 25 ГПК РФ.

Понятие нормативного правового акта дано в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации". Согласно этому разъяснению под нормативным правовым актом понимается изданный в установленном порядке акт управомоченного на то органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, устанавливающий правовые нормы (правила поведения), обязательные для неопределенного круга лиц, рассчитанные на неоднократное применение и действующие независимо от того, возникли или прекратились конкретные правоотношения, предусмотренные актом.

Новочеркасским городским судам рассмотрено только одно дела, относящееся к данной категории.

                В ст. 46 Конституции РФ закреплено важнейшее положение о том, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

Особенности той или иной процедуры судебной защиты применительно к отдельным видам судопроизводства и категориям дел определяются федеральными законами.

Глава 25 ГПК РФ определяет особенности рассмотрения дел по заявлениям об оспаривании решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих как одной из категорий дел, возникающих из публичных правоотношений.

В порядке гл. 25 ГПК РФ в суде могут быть оспорены только решения, действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 8 Постановления от 20 января 2003 г. N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" разъяснил судам, что с 1 февраля 2003 г. дела об оспаривании решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений должны рассматриваться по правилам искового производства, включая общие правила подсудности, как дела по спорам о защите субъективного права.

Представляется, что под решениями, подлежащими оспариванию по правилам гл. 25 ГПК РФ, следует понимать ненормативные правовые акты (т.е. акты, устанавливающие, изменяющие или отменяющие права и обязанности конкретных лиц), принятые органом государственной власти, органом местного самоуправления или должностным лицом. Указанные акты, как правило, облечены в форму распоряжений, приказов, постановлений и т.п.

Регламентируя порядок оспаривания в суд решений и действий (бездействия) должностных лиц, ГПК в то же время не дает определения понятия должностного лица. В связи с этим представляется, что по аналогии закона может быть использовано понятие должностного лица, содержащееся в примечании к ст. 285 УК РФ.

В примечании указано, что должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ.

Граждане и организации могут обратиться с заявлением об оспаривании решений и действий (бездействия) органов и лиц, указанных в ч. 1 ст. 254 ГПК РФ, как непосредственно в суд, так и в вышестоящий орган государственной власти, орган местного самоуправления, к должностному лицу, государственному или муниципальному служащему. При этом в силу ч. 2 ст. 247 ГПК РФ обращение в вышестоящий орган или к должностному лицу не является обязательным условием для подачи заявления в суд.

Из изложенного можно сделать вывод о том, что судья не вправе возвратить гражданину (организации) заявление об оспаривании соответствующих решений и действий на том основании, что они уже оспорены заявителем в порядке подчиненности и решения по данному обращению не принято.

Если же в период рассмотрения дела в суде оспариваемый ненормативный правовой акт признан утратившим силу (отменен), суд, по нашему мнению, должен обсудить вопрос о возможности прекращения производства по делу применительно к абз. 2 ст. 220 ГПК РФ, поскольку правовой акт, действие которого прекращено, не может служить основанием для возникновения прав и обязанностей и, следовательно, не может затрагивать и какие-либо права или свободы заявителя. При возникновении в подобных случаях споров о возмещении вреда, основанных на последствиях применения утративших силу актов, они подлежат рассмотрению в порядке искового производства.

Важное значение имеет подготовка дел к судебному разбирательству, поскольку от полноты предпринятых судом действий по определению субъектного состава, объема доказательств, подлежащих применению норм материального права, зависит, в конечном счете, и правильность судебного постановления и соблюдение срока рассмотрения дела.

В соответствии с частью 1 статьи 249 ГПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия нормативного правового акта, и его законности возлагается на орган или должностное лицо, принявшие оспариваемый акт. Определив в порядке подготовки дела к судебному разбирательству, какие обстоятельства имеют значение для дела, суд обязывает соответствующие орган или должностное лицо представить указанные доказательства,

Между тем, по некоторым делам определения о подготовке не содержат данных о распределении обязанностей по доказыванию, разъяснения должностным лицам об обязанности доказать соответствие оспоренного акта нормам материального права, об истребовании необходимых доказательств, что приводило к неправильному определению юридически значимых обстоятельств к нарушению сроков рассмотрения дела и к отмене вынесенных судебных постановлений.

Неистребование таких материалов на стадии подготовки либо отсутствие контроля судьи за их своевременным поступлением влекло отложение судебных заседаний, создает угрозу необоснованного нарушения срока разрешения дела. За, неисполнение требований суда о предоставлении доказательств должностные лица согласно части второй статьи 249 ГПК РФ могут быть подвергнуты штрафу, что как правило, не применяется при рассмотрении дел.

В случае неявки в судебное заседание без уважительных причин должностных лиц, явка которых признана судом обязательной, вопрос о возможности наложения штрафа в пределах, установленных частью 4 статьи 246 ГПК РФ судьями не обсуждается. Фактам неявки представителя органа или должностного лица, издавших акт, соответствующая оценка не дается (статья 226 ГПК РФ, часть 4 статьи 246 ГПК РФ), тем более, когда это обстоятельство отрицательно влияет на соблюдение срока разрешения дела.

Изученные дела показали, что не всегда соблюдаются сроки рассмотрения дел. Данное положение, как видно из материалов дел, связано с объективной сложностью рассмотренных дел и невозможностью извещения участников судебного разбирательства надлежащим образов в столь короткий срок. Для минимизации нарушения срока рассмотрения дела судьям следует шире использовать все способы извещения. 

    Дела об оспаривании решений, действий (бездействия), не относящиеся к подсудности Верховного Суда РФ, краевых, областных и равных им по компетенции судов, а также военных судов, подсудны районному суду. При этом гражданин по своему выбору вправе обратиться в суд по месту его жительства или по месту нахождения органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, решение, действие (бездействие) которых оспариваются (ч. 2 ст. 254 ГПК РФ).

В отношении заявлений организаций правила об альтернативной подсудности в ГПК не установлено. Следовательно, заявление организации должно подаваться в районный суд по месту нахождения органов и лиц, действия которых оспариваются (см. ст. 28 ГПК РФ).

Не предусмотрено гл. 25 ГПК РФ и возможности применения по соглашению сторон договорной подсудности согласно ст. 32 ГПК.

                При решении вопроса о подсудности дел имеют место ошибки. Так З. обратился в Новочеркасский городской суд с исковым заявлением о признании действий и решений начальника ГУФСИН РФ по РО незаконными и обязании его принять меры к должностным лицам УЧ-398/9 совершивших правонарушения в отношении заявителя.

Определением судьи Новочеркасского городского суда исковое заявление З. возвращено заявителю в связи с неподсудностью, в порядке ст.135 ГПК РФ. Вынося определение о возвращении искового заявления З. в связи с неподсудностью данного дела Новочеркасскому городскому суду, судья указал на то, что местом нахождения ответчика является г.Ростов-на-Дону, в связи с чем заявителю надлежит обратиться в районный суд г.Ростова-на-Дону по месту нахождения ответчика.

В соответствии с частью 1 статьи 254 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы. Гражданин, организация вправе обратиться непосредственно в суд или в вышестоящий в порядке подчиненности орган государственной власти, орган местного самоуправления, к должностному лицу, государственному или муниципальному служащему. Заявление подается в суд по подсудности, установленной статьями 24 - 27 настоящего Кодекса. Заявление может быть подано гражданином в суд по месту его жительства или по месту нахождения органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, решение, действие (бездействие) которых оспариваются (часть 2 статьи 254 Кодекса).

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2 от 10.02.2009 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия)   органов   государственной   власти,   органов   местного   самоуправления,

должностных лиц, государственных и муниципальных служащих» дела по жалобам содержащихся под стражей подозреваемых и обвиняемых, а также лиц, осужденных к лишению свободы, на действия администрации следственных изоляторов или исправительных учреждений, связанные с ненадлежащими условиями содержания (например, необеспечение осужденных надлежащей медицинской помощью), а также на решения о применении администрацией следственных изоляторов или исправительных учреждений мер дисциплинарного взыскания рассматриваются по правилам главы 25 ГПК РФ.

Вид судопроизводства (исковое или по делам, возникающим из публичных правоотношений), в котором подлежат защите права и свободы гражданина или организации, несогласных с решением, действием (бездействием) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, зависит от характера правоотношений, из которых вытекает требование лица, обратившегося за судебной защитой, а не от избранной им формы обращения в суд.

Заявления по делам данной категории, подсудные районным судам и гарнизонным военным судам, подаются в суд по месту нахождения (по месту фактического расположения) органа государственной власти, органа военного управления, органа местного самоуправления, должностного лица, в том числе воинского должностного лица, государственного или муниципального служащего, решение, действие (бездействие) которых оспариваются.

При этом, пунктом 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N2 от 10.02.2009г. установлено, что частью 2 статьи 254 ГПК РФ предусмотрена альтернативная подсудность для заявителей-граждан. Эти лица вправе по своему усмотрению подать заявление об оспаривании решений, действий (бездействия), в результате которых наступили указанные в статье 255 ГПК РФ последствия, в суд по месту своего жительства.

Принимая во внимание, что З. является лицом осужденным за совершенное преступление и в настоящее время содержится в качестве осужденного в ФКУ ИК-14 ГУФСИН РФ по РО по адресу: РО, г.Новочеркасск,  исковое заявление обоснованно подано им в Новочеркасский городской суд.

Если при подаче заявления в суд будет установлено, что имеет место спор о праве, подведомственный суду (например, о праве собственности на жилое помещение), судья в соответствии с ч. 3 ст. 247 ГПК РФ должен оставить заявление без движения и разъяснить заявителю необходимость оформления искового заявления с соблюдением требований ст. ст. 131 и 132.

В случае если при этом нарушается подсудность дела, судья возвращает заявление.

При невыполнении заявителем указаний судьи заявление на основании ст. 136 ГПК РФ возвращается заявителю со всеми приложенными к нему документами. В том случае, если при рассмотрении дела в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, выявится наличие спора о праве, подведомственного суду, суд на основании ч. 4 ст. 1 ГПК РФ применяет норму, регулирующую сходные отношения в особом производстве (ч. 3 ст. 263 ГПК РФ), и выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства.

Так, К. обратилась в суд с заявлением об оспаривании постановления Главы администрации (мэра) г. Новочеркасска. В обоснование своих требований указала, что является приемным родителем несовершеннолетнего ребенка М. Постановлением Главы администрации (мэра) г. Новочеркасска за М. закреплено ранее занимаемое им жилое помещение. В мае 2011 года заявительнице стало известно, что закрепленная квартира оформлена на праве обшей долевой собственности в равных долях на имя Т. и Т1. В ходе ознакомления с материалами гражданского дела ей стало известно, что администрацией г. Новочеркасска на имя Т. выписан вселительный документ - ордер на право занятия квартир № 1 и № 2 одна из которых ранее была закреплена за М. Основанием для оформления данного документа явилось постановление Главы администрации (мэра) г. Новочеркасска от ч.м.2004 г. Данное постановление является незаконным в части предоставления права пользования и вселения в жилое помещение, так как у указанных лиц отсутствовали правовые основания для занятия данного жилого помещения.

Просила признать постановление Главы администрации (Мэра) г. Новочеркасска неправомерным в части предоставления права пользования и вселения в спорную квартиру.

Суд постановил решение, которым заявление К. удовлетворил в полном объёме, так как пришёл к выводу о том, что в результате издания оспариваемого постановления несовершеннолетний М. лишился права на предоставленное ему жилое помещение, в связи с чем имеются основания для удовлетворения заявления.

Отменяя состоявшееся решение судебная коллегия по гражданским делам, указала следующее. Согласно статье 254 ГПК РФ гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы.

Предметом оспаривания по настоящему делу является постановление Главы администрации (мэра) г. Новочеркасска, которым Т. на состав семьи 2 человека был выдан ордер на 3-комнатную коммунальную квартиру.

В соответствии с действовавшей на тот момент статьёй 47 Жилищного кодекса РСФСР на основании решения о предоставлении жилого помещения в

доме государственного или общественного жилищного фонда исполнительный комитет районного, городского, районного в городе, поселкового, сельского Советов народных депутатов выдает гражданину ордер, который является единственным основанием для вселения в предоставленное жилое помещение.

Поскольку в данном случае выдача ордера свидетельствовала о наличии у Т. и Т1 права на вселение в спорное жилое помещение, то оспаривание постановления, которым такой ордер выдан, свидетельствует о наличии подведомственного суду спора о праве на указанное жилое помещение, который не может быть рассмотрен в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ, т.к. требует оформления искового заявления.

Участие прокурора по делам указанной категории в целях дачи заключения законом не предусмотрено, в том числе и в случаях, когда он обращается в суд с заявлением в порядке ст. 45 ГПК РФ.

По делам названной категории не применяются правила заочного производства, при их рассмотрении и разрешении суд не связан основаниями и доводами заявленных требований (ст. 246 ГПК РФ). В связи с этим суд должен проверить законность оспариваемых решений и действий (бездействия) не только с точки зрения соответствия тем нормам законодательства, на которые ссылается заявитель, но и на предмет соответствия иным правовым актам, имеющим большую юридическую силу. При этом в целях правильного рассмотрения дела суд может истребовать доказательства по своей инициативе. Должностные лица, не исполняющие требований суда о предоставлении доказательств, подвергаются штрафу в размере до 10 минимальных размеров оплаты труда (ч. 2 ст. 249 ГПК РФ).

Заключение мировых соглашений по делам, рассматриваемым в порядке гл. 25 ГПК РФ, представляется невозможным, поскольку в них разрешается не спор о праве, а осуществляется судебная проверка законности деятельности соответствующих органов и лиц.

Установив при рассмотрении дела обоснованность заявления, суд принимает решение об обязанности соответствующего органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод гражданина (организации) или препятствие к осуществлению их прав и свобод.

В соответствии с разъяснениями п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ" основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно его несоответствие закону или иному правовому акту и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

Приведенное разъяснение полностью применимо и при рассмотрении дел в порядке гл. 25 ГПК РФ, поскольку, как уже отмечалось, если акт не затрагивает права, свободы или законные интересы заявителя, он не может быть оспорен в порядке гражданского судопроизводства.

Таким образом, для признания ненормативного акта незаконным необходимо одновременное наличие двух условий:

во-первых, несоответствия акта закону или иному акту, имеющему большую юридическую силу (причем по смыслу ч. 4 ст. 258 ГПК РФ незаконность акта включает в себя не только его формальное противоречие закону или иному правовому акту, но и принятие оспариваемого акта с превышением полномочий органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного и муниципального служащего);

во-вторых, нарушения актом прав и законных интересов гражданина или организации.

В случае отсутствия указанной совокупности суд отказывает в удовлетворении требования о признании ненормативного акта незаконным.

Аналогичным образом должен решаться вопрос при рассмотрении судом заявлений об оспаривании действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

Решение суда об удовлетворении заявления гражданина или организации может заключаться: в признании оспариваемых решений и действий (бездействия) незаконными; обязании соответствующих органов и лиц совершить в отношении граждан или организаций определенные действия или воздержаться от совершения определенных действий; отмене решений о незаконном привлечении гражданина или организации к ответственности и т.д. Тем самым должно быть обеспечено восстановление в полном объеме нарушенных прав и свобод заявителя или устранение препятствий к их осуществлению.

Выводы суда о том, какими способами подлежит устранению в полном объеме нарушение прав и свобод гражданина (организации), должны быть изложены в резолютивной части судебного решения.

Так, в случае необоснованного отказа в регистрации автотранспортного средства суд обязывает органы ГИБДД зарегистрировать за заявителем автотранспортное средство.

При незаконном привлечении заявителя к ответственности не уполномоченным на то органом или должностным лицом суд отменяет наложенные меры взыскания.

В то же время суд не вправе решать вопросы, относящиеся к исключительной компетенции соответствующего органа или лица.

Например, установив, что обращение заявителя к должностному лицу в нарушение требований закона не рассмотрено, суд должен признать бездействие этого должностного лица незаконным и обязать его рассмотреть обращение заявителя в установленный срок, не предрешая существа решения, которое вправе принять должностное лицо исходя из имеющихся у него полномочий.

                При рассмотрении данной категории дел в Новочеркасском городском суде допускались следующие нарушения норм материального и процессуального права.

        И. обратилась в суд с заявлением о признании незаконным действий судебного пристава-исполнителя Новочеркасского городского отдела УФССП по Ростовской области о возбуждении исполнительных производств в отношении нее как должника, прекращении исполнительных производств по имущественным взысканиям. Утверждала, что решением Арбитражного суда Ростовской области от ч.м.2011 года она признана банкротом, открыто конкурсное производство, судебным приставом неправомерно возбуждены исполнительные производства после признания индивидуального предпринимателя банкротом, применены принудительные меры. На основании определения Арбитражного суда Ростовской области в отношении заявителя открыто конкурсное производство, в адрес службы судебных приставов направлено письмо о передаче исполнительных листов конкурсному управляющему и прекращении исполнительных производств. Часть исполнительных производств прекращены, исполнительные документы переданы конкурсному управляющему. Позже исполнительные производства возобновлены и судебным приставом наложен арест на транспортные средства, принадлежащие И. Транспортные средства реализованы в рамках конкурсного производства, в результате чего действия судебного пристава препятствуют в оформлении перехода права собственности на транспортные средства.

Решением Новочеркасского городского суда от 16.08.2011 года заявление И. удовлетворено и прекращены исполнительные производства, указанные в заявлении.

Отменяя указанное решение, суд кассационной инстанции указал следующее. Разрешая дело, суд исходил из того, что возбуждение и ведение исполнительных производств в отношении заявителя противоречит Федеральному закону «Об исполнительном производстве» и Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)», поэтому заявленные требования подлежат удовлетворению, а возбужденные в отношении И. исполнительные производства подлежат прекращению.

Вместе с тем, согласно статье 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» отношения, связанные с несостоятельностью (банкротством) граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, регулируются настоящим Федеральным законом. Нормы, которые регулируют несостоятельность (банкротство) граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, и содержатся в иных федеральных законах, могут применяться только после внесения соответствующих изменений и дополнений в настоящий Федеральный закон.

Федеральный закон «Об исполнительном производстве» не регулирует несостоятельность (банкротство) граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, а устанавливает общеобязательные правила исполнения исполнительных документов в отношении различных категорий должников.

Статьей 96 (части 4 и 7) Федерального закона «Об исполнительном производстве» предусмотрено, что при получении копии решения арбитражного суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства (а также когда должник находится в процессе ликвидации) судебный пристав-исполнитель оканчивает исполнительное производство, в том числе по исполнительным документам, исполнявшимся в ходе ранее введенных процедур банкротства, за исключением исполнительных документов о признании права собственности, компенсации морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о применении последствий недействительности сделок, а также о взыскании задолженности по текущим платежам. Одновременно с окончанием исполнительного производства судебный пристав-исполнитель снимает наложенные им в ходе исполнительного производства аресты на имущество должника и иные ограничения по распоряжению этим имуществом.

Положения данной статьи применяются также при обращении взыскания на имущество должника-гражданина; зарегистрированного в установленном порядке в качестве индивидуального предпринимателя, в случае исполнения исполнительного документа, выданного судом, другим органом или должностным лицом в связи с предпринимательской деятельностью указанного гражданина.

Как усматривается из материалов дела, основания для применения статьи 96 Федерального закона «Об исполнительном производстве» имелись, судебному приставу-исполнителю было достоверно известно о вступлении в законную силу решения Арбитражного суда Ростовской области о признании И. банкротом. При   таком положении возбужденные исполнительные производства подлежат окончанию с   направлением исполнительных листов, как следствие, конкурсному управляющему, что прямо предусмотрено законом.

Оснований для признания действий судебного пристава-исполнителя незаконными применительно к возбуждению всех вышеназванных исполнительных производств не имеется, поскольку исполнительные документы отвечали предъявляемым законом требованиям.

Судебная коллегия отменила решение суда и приняла новое решение по делу о частичном удовлетворении заявления. Судебный пристав-исполнитель обязывается окончить исполнительные производства, в удовлетворении остальной части требований надлежит отказать.

С. обратился в суд с заявлением об оспаривании действий Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ростовской области, ссылался на то, что его представителем в регистрирующий орган поданы документы для государственной регистрации договора дарения недвижимого имущества. ч.м.2010 г. им получен отказ в государственной регистрации прав на недвижимое имущество, мотивированный тем, что доверенность, на основании которой действовал представитель С., обладает признаками ничтожности, а именно не указан предмет дарения и одаряемый. С основаниями отказа он согласился, в связи с чем  просил суд признать отказ в государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним незаконным, обязать Новочеркасский отдел Управления Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Ростовской области осуществить государственную регистрацию права собственности на нежилое помещение на основании договора дарения от ч.м.2010г.

Решением Новочеркасского суда заявленные требования удовлетворены. Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции, руководствуясь ст.ст.185, 576 ГК РФ, посчитал, что доверенность от ч.м.2008г., выданная М., содержит все необходимые сведения для заключения договора дарения и исходил из того, что отсутствовали правовые основания для отказа в государственной регистрации договора дарения и перехода права собственности на недвижимое имущество.

Отменяя указанное решение в связи  неправильным применении норм права, суд кассационной инстанции сослался на следующие обстоятельства. Полномочия одного лица на совершение действий от имени другого лица основываются на доверенности. Согласно ст. 185 ГК РФ доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами. Доверенность - односторонняя сделка, к которой в силу ст.156 ГК РФ применяются общие положения об обязательствах и о договорах постольку, поскольку это не противоречит закону, одностороннему характеру и существу сделки. С учетом изложенного при толковании содержания доверенности в целях выяснения объема удостоверенных ею полномочий применимы правила ст.431 ГК РФ.

В соответствии со ст.431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Из текста доверенности от ч.м.2008г., следует, что С. уполномочил М. представлять его интересы в Управлении Федеральной регистрационной службы по Ростовской области по вопросу регистрации права собственности на его имя на нежилое помещение, находящееся по адресу: г.Новочеркасск, ул.__ , а также подарить всю принадлежащую ему долю в праве собственности на указанное нежилое помещение, находящееся по адресу: г.Новочеркасск, ул.__ - М1.

Исходя из буквального значения содержащихся в тексте доверенности слов и выражений, сопоставления их между собой и общего смысла доверенности с определенностью следует, что С. предоставил М. полномочие на совершение дарения доли в праве собственности на нежилое помещение.

Вместе с тем по договору дарения от ч.м.2010г., даритель безвозмездно передает одаряемому следующее недвижимое имущество: нежилое помещение, общей площадью х кв.м., расположенное на 1 этаже 1 этажного здания, литер А, и 1\4 долю в праве собственности на нежилое помещение общей площадью х кв.м., расположенное в цокольном этаже 1 этажного дома, литер А, находящееся по адресу г. Новочеркасск.

При этом доверенность, на основании которой М. подписан договор дарения недвижимого имущества от ч.м. 2010г., не наделяла ее полномочиями по совершению дарения нежилого помещения, общей площадью х кв.м., расположенного на 1 этаже 1 этажного здания, литер А.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции, не применив положения ст.431 ГК РФ, пришел к ошибочному выводу о том, что доверенность от ч.м.2008г. соответствует требованиям п.5 ст.576 ГК РФ.

Предметом судебного исследования по настоящему делу должно было являться соответствие оспариваемых действий Управления Росреестра по Ростовской области требованиям действующего законодательства.

Ст.13 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» предусматривает, что в ходе проведения государственной регистрации прав на недвижимое имущество производятся правовая экспертиза документов, представленных на государственную регистрацию, и проверка законности сделки, повлекшей возникновение, изменение или прекращение права собственности.

Согласно ст. 17 указанного закона основанием для государственной регистрации возникновения права собственности являются договоры и другие сделки в отношении недвижимого имущества, совершенные в соответствии с законодательством, действовавшим в месте расположения объектов недвижимого имущества на момент совершения сделки.

В соответствии с п.1 ст. 18 данного закона основаниями для государственной регистрации наличия, возникновения, прекращения, перехода, ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество и сделок с ним являются документы, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации подтверждают наличие, возникновение, прекращение, переход, ограничение (обременение) прав.

В силу п.5 ст.576 ПС РФ доверенность на совершение дарения представителем, в которой не назван одаряемый и не указан предмет дарения, ничтожна.

Из материалов дела усматривается, что представителем С. для регистрации договора дарения представлена доверенность, которая не содержала право на совершение дарения нежилого помещения, общей площадью х кв.м., расположенного на 1 этаже 1 этажного здания, литер А, то есть в ней отсутствовали сведения о предмете договора дарения от ч.м.2010г.

Согласно ч.4 ст.258 ГПК РФ суд отказывает в удовлетворении заявления, если установит, что оспариваемое решение или действие принято либо совершено в соответствии с законом в пределах полномочий органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего и права либо свободы гражданина не были нарушены.

В соответствии с п.1. ст.20 Закона о регистрации в государственной регистрации прав может быть отказано, в том числе, если документы, представленные на государственную регистрацию прав, по форме или содержанию не соответствуют требованиям действующего законодательства.

При таком положении оспариваемое решения об отказе в государственной регистрации права собственности принято Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ростовской области на законных основаниях и в пределах его полномочий.

Отменяя решение, судебная коллегия вынесла новое решение, которым С. отказала в удовлетворении требований к Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ростовской области о признании незаконным отказа в государственной регистрации права собственности на нежилое помещение на основании договора дарения.

К. обратился в суд с заявлением об оспаривании действий судебного пристава исполнителя Новочеркасского отдела УФССП по РО, указывая, что ч.м. 2010 года ему стало известно о списании со счета в отделении Сберегательного банка  РФ денежных средств в сумме х рублей х копеек. Полагает, что списание денежных средств с пенсионного счета противоречит ст. 99 п.2 и ст. 101 п.6 ФЗ РФ «Об исполнительном производстве», в связи с чем просил суд обязать Новочеркасский отдел УФСП по РО возвратить на его счет в банке х рублей. Определением Новочеркасского суда Ростовской области от 03 ноября 2010 года в удовлетворении требований отказано.

Отменяя указанное решение суда, судебная коллегия по гражданским делам сослалась на следующие обстоятельства. В соответствии с ч. 3 статьи 441 ГПК РФ заявление об оспаривании постановлений должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) рассматривается в порядке, предусмотренном главами 23 и 25 ГПК РФ, с изъятиями и дополнениями, предусмотренными указанной статьей. В силу положений ст. ст. 254, 258 ГПК РФ предметом судебного исследования по настоящему делу должно было являться соответствие оспариваемых действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя требованиям действующего законодательства. В соответствии со ст. 258 ГПК РФ по итогам рассмотрения дел возникающих из публичных правоотношений суд выносит решение. Между тем, как видно из дела, суд рассмотрев заявление об оспаривании действий судебного пристава исполнителя, т.е. субъекта публичной власти, постановил судебный акт, в виде определения, что противоречит закону.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований суд первой инстанции, исходил из того, что на момент рассмотрения дела постановление о наложении ареста на расчетный счет в банке отменено, в связи с чем отсутствует предмет спора. Суд установил отсутствие оснований для отмены обжалуемых судебных актов и признания недействительными оспариваемых постановлений судебного пристава исполнителя.

С такими выводами суда  первой инстанция   судебная   коллегия   по гражданским делам Ростовского областного суда согласиться не может. Из материалов дела следует, что заявитель просил суд обязать Новочеркасский отдел УФССП по РО возвратить незаконно списанные со счета в банковском учреждении денежные средства в сумме х рублей х копеек. Незаконность списания заявитель мотивировал тем, что на банковский счет, с которого произошло списание, поступают  пенсия по достижении возраста, и пенсия по инвалидности.

Однако, суд при рассмотрении дела указал только на то, что ч.м.2010 года на депозитный счет службы судебных приставов во исполнение постановления об аресте денежных средств поступила сумма Х рублей перечисленная взыскателю. В данном конкретном случае, установления факта отмены постановления судебного пристава исполнителя об аресте денежных средств недостаточно для выводов об отсутствии нарушений прав стороны по исполнительному производству.

 

Определение Новочеркасского городского суда было отменено и дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

При новом рассмотрении данного дела Новочеркасский городской суда вынес решение, которым признал незаконными действия судебного пристава-исполнителя Новочеркасского городского отдела судебных приставов УФССП по РО по поручению списания денежных средств со счёта в банке Новочеркасского ОСБ АК (ОАО) СБ в размере х рублей х коп. В удовлетворении заявления К. в части обязания Новочеркасского отдела УФССП РФ РО возврата денежных сумм отказано.

Отменяя указанное решение суда, судебная коллегия сослалась на следующие обстоятельства. В соответствии со ст.1 ФЗ "О судебных приставах" на судебных приставов-исполнителей возлагается задача по исполнению судебных актов и актов других органов, предусмотренных федеральным законом об исполнительном производстве.

Согласно ст.2 ФЗ «Об исполнительном производстве», задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

В соответствии с ч.1 ст. 30 ФЗ «Об исполнительном производстве», судебный пристав-исполнитель возбуждает исполнительное производство по общему правилу на основании исполнительного документа по заявлению взыскателя. Согласно п.2 ч.1 ст. 64 ФЗ «Об исполнительном производстве» в процессе исполнения требований исполнительных документов судебный пристав-исполнитель вправе запрашивать необходимые сведения, в том числе персональные данные, у физических лиц, организаций и органов, находящихся на территории Российской Федерации, а также на территориях иностранных государств, в порядке, установленном международным договором Российской Федерации, получать от них объяснения, информацию, справки.

В соответствии с частями 1 и 4 ст. 81 ФЗ «Об исполнительном производстве», постановление о наложении ареста на денежные средства должника, находящиеся в банке или иной кредитной организации, судебный пристав-исполнитель направляет в банк или иную кредитную организацию. Судебный пристав-исполнитель незамедлительно принимает меры по снятию ареста с излишне арестованных банком или иной кредитной организацией денежных средств должника.

Согласно п.2 ст. 70 ФЗ «Об исполнительном производстве», перечисление денежных средств со счетов должника производится на основании исполнительного документа и (или) постановления судебного пристава-исполнителя без представления в банк или иную кредитную организацию взыскателем или судебным приставом-исполнителем расчетных документов.

Принимая решение о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя, суд руководствовался ст. 101 ФЗ «Об исполнительном производстве» и указал, что действия судебного пристава-исполнителя по списанию денежных средств со счёта должника не соответствуют требованиям закона, поскольку доходы, поступающие на данный счёт, относятся к доходам, на которые не может быть обращено взыскание.

С данными выводами суда нельзя согласиться по следующим основаниям. Статья 101 ФЗ «Об исполнительном производстве» не предусматривает в качестве дохода, на которое не может быть обращено взыскание, пенсию МВД РФ. При этом из материалов дела видно, что данная пенсия поступала на счёт должника и, соответственно, являлась составной частью арестованной денежной суммы.

Судебным приставом-исполнителем соблюдены вышеуказанные требования ФЗ «Об исполнительном производстве», арест и списание денежных средств произведены без нарушений закона. Таким образом, у суда отсутствовали основания для вывода о неправомерности действий судебного пристава-исполнителя Новочеркасского городского отдела судебных приставов УФССП по РО.

Более того, из материалов настоящего гражданского дела не усматривается, что К. заявлялись требования о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя. Вместе с тем, согласно ч.З ст.196 ГПК РФ, суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Таким образом, суд, разрешив по существу не заявленные требования, нарушил нормы процессуального права.

Отказывая в удовлетворении заявления К. в части обязания Новочеркасского городского отдела УФССП по РО возвратить денежные суммы, суд первой инстанции сослался на вынесенное судебным приставом-исполнителем 30.09.2010 г. постановление о снятии ареста с денежных средств и указал, что после 30 сентября 2010 года права К. нарушаются не должностным лицом, а коммерческой организацией. Судебная коллегия полагает, что данные выводы суда являются необоснованными и противоречат требованиям закона.

Так, в соответствии с п.4 ч.2 ст. 364 ГПК РФ, решение суда первой инстанции подлежит отмене независимо от доводов кассационной жалобы в случае, если суд разрешил вопрос о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле.

В обжалуемом решении суд утверждает о нарушении прав заявителя Новочеркасским ОСБ АК (ОАО) СБ. При этом последнее не было привлечено к участию в деле, возникшие между ним и заявителем правоотношения не исследовались на предмет соответствия закону. Кроме того, суд указывает, что нарушение прав истца, появившееся в результате наложения ареста на денежные средства, прекратилось 30.09.2010г. Однако данная дата определяет день вынесения постановления, а вопрос о дне получения банком данного постановления и дне фактического снятия ареста со счёта должника судом не ставился и не разрешался.

Судебная коллегия полагает необходимым вынести новое решение об отказе в удовлетворении требований К., исходя из следующего.

Как было указано выше, К. предъявляются требования к Новочеркасскому городскому отделу судебных приставов УФССП по РО о возврате на его счёт денежных средств в сумме х рублей х копеек. Вместе с тем, как усматривается из материалов дела, данные денежные средства на депозитном счёте службы судебных приставов отсутствуют, переданы взыскателю по исполнительному производству.

Кроме того, согласно п. 8 Положения о территориальном органе Федеральной службы судебных приставов, утверждённого Приказом Минюста РФ от 09.04.2007 № 69, Новочеркасский городской отдел судебных приставов не является юридическим лицом и входит в состав территориального органа Федеральной службы судебных приставов -Управления Федеральной службы судебных приставов по Ростовской области, и, следовательно, не может от своего имени распоряжаться имуществом, в том числе денежными средствами.

Таким образом, заявленные требования к Новочеркасскому городскому отделу судебных приставов УФССП по РО о возврате на счёт К. денежных средств не могут быть удовлетворены. При этом если заявитель считает, что действиями приставов ему причинены убытки или ущерб он не лишён возможности обратиться с данными исковыми требованиями к Управлению Федеральной службы судебных приставов по Ростовской области. Решение Новочеркасского суда отменено. Вынесено новое решение, которым отказано К. в удовлетворении заявления к Новочеркасскому городскому отделу судебных приставов УФССП по РО о возврате на его счёт денежных средств в сумме х рублей х копеек.

Ростовский прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Ростовской области обратился в суд с иском в интересах неопределенного круга лиц к ГУФСИН России по Ростовской области и ФБУ УЧ-398/14 ГУФСИН России по Ростовской области о признании бездействия ответчиков незаконным по обеспечению осужденных, содержащихся в учреждении сантехническими приборами, комнатами для воспитательной работы, обязании исполнить требования статьи 99 Уголовно-исполнительного кодекса РФ и обеспечить осужденных сантехническими приборами, комнатами для воспитательной работы. Прокурор в обоснование иска указал на несоблюдение ответчиками требований статьи 99 УИК РФ. В ходе судебного разбирательства прокурор уточнил заявленные требования и просил признать незаконным бездействие ответчиков по выполнению вышеназванных обязанностей, обязать исполнить требования ст.99 УИК РФ и обеспечить осужденных сантехническими приборами в количестве 25 умывальников (кранов), 61 унитаза, четырьмя комнатами для воспитательной работы в соответствии с нормами площади на 1 осужденного. Решением Новочеркасского городского суда требования прокурора удовлетворены.

Отменяя указанное решение суда, суд кассационной инстанции ссылался на следующие обстоятельства. Статьей 99 Уголовно-исполнительного кодекса РФ предусмотрены следующие правила: норма жилой площади в расчете на одного осужденного к лишению свободы в исправительных колониях не может быть менее двух квадратных метров, в тюрьмах - двух с половиной квадратных метров, в колониях, предназначенных для отбывания наказания осужденными женщинами, - трех квадратных метров, в воспитательных колониях - трех с половиной квадратных метров, в лечебных исправительных учреждениях - трех квадратных метров, в лечебно-профилактических учреждениях уголовно-исполнительной системы - пяти квадратных метров.

Минимальные нормы питания и материально-бытового обеспечения осужденных устанавливаются Правительством Российской Федерации. За счет средств предприятий, привлекающих к труду осужденных, им может быть организовано дополнительное питание сверх установленных норм. Нормы вещевого довольствия осужденных утверждаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний. Осужденные, не работающие по не зависящим от них причинам, осужденные, не получающие пенсии, обеспечиваются питанием и предметами первой необходимости за счет государства.

Разрешая спор, суд исходил из того, что доводы прокурора являются обоснованными, поскольку невыполнение ГУФСИН по Ростовской области и ФБУ УЧ-398/14 требований статей 99,110 УИК РФ и других нормативных правовых актов влекут нарушение прав и свобод осужденных, ссылки ответчиков на отсутствие финансирования не являются доказательствами невозможности исполнений требований федерального законодательства.

Судебная коллегия нашла решение подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации защита гражданских прав осуществляется в том числе путем: восстановления положения, существовавшего до нарушения права, пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; присуждения к исполнению обязанности в натуре иными способами, предусмотренными законом.

Прокурор в обоснование приведенного в исковом заявлении способа защиты права неопределенного круга лиц (признание бездействия незаконным и обязание исполнить обязанность в натуре) сослался на установление нарушения требований статьи 99 УИК РФ и наличие соответствующих обязанностей у ответчиков согласно статье 13 Федерального закона «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы».

В решении вопреки требованиям ст. 198 ГПК РФ отсутствуют выводы об установленном факте самого бездействия либо незаконности конкретных действий обоих ответчиков.

Фактическая исполнимость в конкретных условиях обязания обеспечить осужденных сантехническими приборами на основе анализа технической документации судом всесторонне не проверена. Возражениям ответчиков об отсутствии технической возможности в полном объеме устранить недостатки без перестройки здания суд никакой оценки не дал. Без какого-либо правового анализа суда остался довод ФБУ о неприменимости к действующей колонии Инструкции, утвержденной приказом Минюста РФ №130 от 02.06.2003 года

Кроме того, суд не дал мотивированной оценки доводам ответчиков о наличии в ИК 4 воспитательных комнат, которые временно использовались не по назначению - для проживания на период ремонта. Суд обязал ответчиков выполнить определенные действия без учета требований статьи 206 ГПК РФ о сроке их исполнения. Дело направлено на новое рассмотрение.

А. обратился в суд с иском о признании незаконным приказа начальника УВД по г. Новочеркасску о взыскании единовременного денежного вознаграждения, компенсации морального вреда. В обоснование своих требований истец указал, что он уволился из органов внутренних дел в соответствии с п. «а» части 7 ст. 19 ФЗ «О милиции» по собственному желанию. В 2010 г. А. проработал в милиции 126 календарных дней, в связи с чем ему полагалось единовременное денежное вознаграждение в размере х рублей. Однако приказом начальника УВД по г. Новочеркасску он лишен единовременного денежного вознаграждения в связи с наличием упущений по службе и нарушений служебной дисциплины. С данным приказом истец ознакомлен не был, на момент издания приказа в УВД по г. Новочеркасску не работал. Считает приказ незаконным, изданным с нарушением требований ТК РФ, а недостоверные сведения о наличии у него упущений по службе и нарушений служебной дисциплины, содержащиеся в данном приказе, - порочащими его честь, достоинство и деловую репутацию. Указывает, что оспариваемым приказом причинен ущерб его деловой репутации, чести, достоинству, а также моральный вред. Просил суд признать незаконным приказ начальника УВД по г. Новочеркасску в части, касающейся его, обязать УВД по г. Новочеркасску выплатить ему единовременное денежное вознаграждение за 2010 год, обязать УВД по г. Новочеркасску возместить моральный вред, причиненный ему приказом начальника УВД по г. Новочеркасску в размере  х рублей.

Суд постановил решение, которым признал незаконным приказ начальника УВД по г. Новочеркасску «О выплате личному составу УВД по г. Новочеркасску единовременного денежного вознаграждения по итогам 2010 года» в части невыплаты единовременного денежного вознаграждения А.; обязал начальника УВД по г. Новочеркасску выплатить ему единовременное денежное вознаграждение по итогам 2010 года, взыскал с УВД по г. Новочеркасску в пользу А. компенсацию морального вреда в сумме х рублей и в доход государства государственную пошлину в сумме х рублей.

Принимая решение, суд руководствовался приказом МВД РФ от 14.12.2009 г. № 960 "Об утверждении Положения о денежном довольствии сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации" и установил, что согласно пп. 14 п. 2 приказа от ч.м.г. № ___ «О выплате личному составу УВД по г. Новочеркасску единовременного денежного вознаграждения по итогам 2010 года», за упущения по службе и нарушения служебной дисциплины начальник УВД по г. Новочеркасску принял решение не выплачивать единовременное денежное вознаграждение ряду сотрудников, в том числе и А.  Вместе с тем, как указано в решении, ответчиком не было представлено суду доказательств нарушения истцом служебной дисциплины, наличия иных упущений по службе, в связи с чем принятое ответчиком о лишении истца единовременного денежного вознаграждения решение нельзя признать обоснованным и законным. Суд также указал, что обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. На истца возложено бремя доказывания факта распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащего характера этих сведений.

Суд пришел к выводу, что истец доказал факт распространения сведений, содержащихся в приказе, т.к. он был издан в отношении ряда сотрудников, которые также, как и истец, были с ним ознакомлены. Ответчиком не представлено суду доказательств того, что сведения, содержащиеся в приказе, о том, что А. допустил нарушение трудовой дисциплины либо упущения по службе, имели место, т.е. соответствовали действительности. При этом суд принял во внимание, что сведения о нарушении им трудовой дисциплины, недобросовестном отношении к труду носят порочащий заявителя характер.

Поскольку изданный ответчиком приказ от ч.м.г. был признан судом незаконным, в нем содержатся не соответствующие действительности сведения, порочащие честь и достоинство истца, которые были распространены, то требования истца о компенсации морального вреда суд признал обоснованными и определил к взысканию х руб.

Отменяя указанное решение суда, судебная коллегия по гражданским делам указала следующее. Согласно п. 43 Положения о денежном довольствии сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, утверждённого Приказом МВД РФ от 14.12.2009 г. N 960, единовременное денежное вознаграждение за добросовестное исполнение служебных обязанностей по итогам календарного года выплачивается сотрудникам в размере 3 окладов денежного содержания

исходя из размеров окладов, установленных на 1 декабря календарного года, за который производится выплата, а уволенным в течение года сотрудникам -из размеров установленных им окладов на день увольнения. Указанное положение также предусматривает право руководителей подразделений лишать сотрудников вознаграждения за упущения по службе и нарушения служебной дисциплины (п. 49.2).

Как следует из оспариваемого приказа, в отношении А. начальником УВД по г. Новочеркасску принято решение не выплачивать единовременное денежное вознаграждение за упущения по службе и нарушения служебной дисциплины.

Удовлетворяя исковые требования и признавая незаконным изданный приказ в части, касающейся А., и, как следствие, обязывая ответчика выплатить истцу денежное вознаграждение, суд сослался на отсутствие доказательств нарушения истцом служебной дисциплины. Однако суд, рассмотрев дело в отсутствие представителя УВД по г. Новочеркасску, обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, в нарушение ч. 2 ст. 56 ГПК РФ, не выяснил, представить дополнительные доказательства сторонам не предложил, что является нарушением ч. 1 ст. 57 ГПК РФ.

Таким образом, при рассмотрении данного дела судом, в нарушение ч. 2 ст. 12 ГПК РФ, не были созданы условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства, что привело к его неправильному разрешению.

Без устранения существенной судебной ошибки, имевшей место в ходе судебного разбирательства и повлиявшей на исход дела, невозможно восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов истца.

Кроме того, в данном случае следует также учитывать разъяснения, изложенные в пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 г. N 23 "О судебном решении», согласно которым исходя из того, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств. В связи с этим в ней должно быть четко сформулировано, что именно постановил суд как по первоначально заявленному иску, так и по встречному требованию, если оно было заявлено (статья 138 ГПК РФ), кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести, за какой из сторон признано оспариваемое право. Судом должны быть разрешены и другие вопросы, указанные в законе, с тем чтобы решение не вызывало затруднений при исполнении (часть 5 статьи 198, статьи 204 - 207 ГПК РФ).

Между тем обжалуемое решение вышеуказанным требованиям не соответствует, т.к. суд, обязывая начальника УВД по г. Новочеркасску выплатить А. единовременное денежное вознаграждение по итогам 2010 года, не проверил представленный истцом расчет, не исследовал документы, являющиеся основанием для взыскания оспариваемой суммы, и не указал, в какой сумме должно быть выплачено указанное пособие, что делает постановленное решение неисполнимым.

При рассмотрении требований о защите чести, достоинства и деловой репутации истца в порядке ст. 152 ГК РФ суд не принял во внимание, что к требованиям, возникающим из трудовых отношений, не могут применяться нормы гражданского законодательства. Сведения, изложенные в приказе, содержащем указание на наличие упущений по службе или нарушений служебной дисциплины, не могут рассматриваться как не соответствующие действительности, т.к. такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном трудовым законодательством Российской Федерации.

Решение отменено и дело направлено на новое рассмотрение.

       В результате проведения обобщения следует прийти к выводу о правильном в основном применении содержания главы 25 ГПК РФ, норм материального права. В качестве проблемных вопросов в данной категории  споров  следует отметить стадии принятия заявлений к производству,   подготовки дел к судебному разбирательству в части полноты действий судей по распределению обязанностей по доказыванию и контролю за исполнением определений о подготовке, вопрос об эффективном способе восстановления   нарушенного права. От правильного разрешения этих вопросов зависит соблюдение 10-дневного срока разрешения дел. При совершении ошибок при истребовании доказательств и определении норм права, подлежащих применению, в том числе о способе восстановления права, судебные решения отменялись.

              Не во всех случаях судьи учитывают содержание статьи 246 ГПК РФ, определяющей, что доказательства в этом виде судопроизводства истребуются судом по своей инициативе, и суд не связан основаниями заявления.

                Резолютивная часть решений не во всех случаях при удовлетворении
заявлений соответствует требованиям статьи 258 ГПК РФ, поскольку в решении необходимо указывать не только на признание оспоренного   постановления незаконным либо его отмене, суд обязан указать конкретный    способ восстановления нарушенного права.

 

 

 

Судья Новочеркасского

городского суда                                                                                                 Ф.В. Политко

опубликовано 21.01.2012 15:41 (МСК)